ЗАТО Звёздный

Пермский край

Звёздный (прежнее название Пермь-76) — посёлок городского типа в Пермском крае России. Является закрытым административно-территориальным образованием, образует городской округ ЗАТО Звёздный. Расположен в 38 км от Перми. Железнодорожная станция.

Население — 9460 чел. (2019).

В 1931 году по решению К. Ворошилова, наркома по военным и морским делам, Председателя РВС СССР, созданы постоянно действующие летние военные лагеря: Еланский, Чебаркульский и Бершетский, расположенный в 5 км от разъезда № 52 Пермской железной дороги. Поначалу в летнем Бершетском лагере готовили военных специалистов по трём направлениям: пехотинцы, артиллеристы и кавалеристы. Место было выбрано не случайно: мотовилихинские заводы города Перми поставляли пушки, а пермские конезаводы — лошадей…

В 1941 году с началом Великой Отечественной войны встала необходимость в очень короткое время подготовить много солдат, и Бершетский лагерь стал не летним, а постоянным. Сюда приходили, чтобы обучиться и уйти на фронт. Теперь здесь готовили не только стрелков, пехотинцев, артиллеристов и кавалеристов, но ещё связистов и танкистов. Из них формировали учебно-маршевые полки. В июне 1942 года в Бершетском военном лагере шло формирование нескольких артиллерийских лыжных бригад для отправки на фронт. Е. И. Селиванов, ветеран Великой Отечественной войны 1941—1945 годов в книге «Солдатский путь к Великой Победе. Слово ветерана» пишет: «Шёл 1943 год — переломный год войны. В огромных Бершетских лагерях, расположенных в окрестностях нескольких деревень, одна за другой готовились команды — маршевые роты для отправки на фронт. В годы войны у каждого военнослужащего переходный период от гражданской жизни до настоящей армейской складывался по-разному, но непременно было одно общее для всех: все они прежде, чем попасть на фронт, на передовую, попадали в пересыльные военные лагеря, запасные полки. Самыми знаменитыми военными лагерями были: на Урале — Чебаркуль, на Пермской земле — Бершеть, на Волге под Горьким — Гороховец, под Москвой — Алабино и Нахабино. Вспомнить о том, что было в запасных частях, нелегко. Казалось бы, это — только прелюдия самого фронта, и всё же тяжелей обстановки трудно представить. …Жизнь в запасной части — грязь, жадный взор на всё съедобное, теснота, вши, ругательства, воровство, продажность, пронизывание ветром (шинелка-то недостаточно греет при скудной еде) и т. д. Одно хорошо — временами удаётся что-то читать или писать. Никогда в жизни — ни до, ни после — я не испытывал чувства голода настолько сильно, как в запасной части. Трудно, конечно, было вставать не то утром, не то ночью в тёмной, едва освещённой землянке, второпях наматывать на ноги обмотки, которые в самый неподходящий момент при старшинских окриках вырывались из рук. Ты спишь, тебя ещё крепко держит сон, но вот уже раздаётся первая команда, как серпом по мягкому месту: „Подъём!“. Вырабатывается привычка: ты уже не мыслишь себя вне этих команд. Всякое опоздание чревато было каким-нибудь наказанием — нарядом вне очереди. По команде требовалось куда-то бежать, забыв всё на свете, бежать в лёгкой одежде на мороз, на ветер.

Вся жизнь в землянках была построена на исполнении однообразных команд. Привыкнуть к такому распорядку было нелегко, некоторые не выдерживали и попадали в группу слабосильных; эти группы находились на щадящем режиме под наблюдением фельдшера. Дальше строительных работ нигде не использовались. От всех болезней фельдшер лечил солдат с помощью зелёнки и хинина. Повседневной стала команда „Выходи строиться!“. Привыкаешь и к ней. В армии всё время надо строиться: быть в строю и делать всё по команде — это обязанность солдата. Построение за день занимает много времени. Оно знаменует порядок и дисциплину…»

Ещё один ветеран Великой Отечественной, Григорий Зацерковный, проживающий сейчас в Калининграде, вспоминает о Бершетском лагере так: «1944 год. В войне наступил перелом, и страна уже могла позволить себе более тщательное обучение новобранцев в учебных центрах подготовки кадров для фронта. Таких лагерей в центральной части Союза было около десяти. Один из них — Бершетский — находился в Молотовской (Пермской) области.

Капитальных построек в лагере не было, в основном, землянки. В них жили и курсанты, и офицерский состав. Служить в учебном центре было нелегко. Курсанты постоянно испытывали голод, мёрзли. Уральские морозы в ту зиму доходили до минус сорока. Еда в столовой замерзала, и курсанты отогревали её в казармах. Посуду делали из консервных банок, которые освобождались на кухне. Ложку и кружку каждый хранил у себя. Сейчас трудно представить себе тогдашнюю солдатскую норму № 6: 600 граммов мёрзлого хлеба, почти полное отсутствие круп, мёрзлый картофель, который приходилось сначала отмачивать, а потом чистить, просроченные консервы из неприкосновенных запасов. Но делилось всё это по-братски, учитывая каждую крошку хлеба. Никто не роптал, знали: лучшее — фронту».

Закончилась война. Начались мирные будни. Но в Бершетском военном лагере проходили общевойсковую подготовку воины Пермского гарнизона и других частей военного округа. В 1953 году в Бершети располагался танковый полк Пермской мотострелковой дивизии (войсковая часть № 07621). В 1950-х годах, в Бершетский лагерь приезжал командующий Уральским военным округом, четырежды Герой Советского Союза Маршал Г. К. Жуков.

Оцените статью
GradInf
Добавить комментарий